К грядущему 30-летию творческой деятельности И. В. Болдышевой и Детско-юношеского хора имени прп. Иоанна Дамаскина

К грядущему тридцатилетию творческой деятельности И. В. Болдышевой и Детско-юношеского хора имени прп. Иоанна Дамаскина при соборе Владимирской иконы Божией Матери Санкт-Петербурга

 

Имя регента, медиевиста, композитора и общественного деятеля Ирины Валентиновны Болдышевой достаточно широко известно в среде православной общественности. Ее многолетние усилия по возрождению византийского и знаменного пения в нашей Церкви не могут оставить равнодушным всех тех, кому дорога святоотеческая традиция и собственно духовная жизнь. Не могут оставить равнудушным и ее усилия по постоянному обращению к памяти подвига Царственных мучеников и к духовному наследию Православной церкви.
Являясь на протяжении многих лет руководителем и регентом хора, постоянно участвуя в Богослужениях как в родном Владимирском храме, так и в других, она смогла привить своему коллективу любовь к древнему пению и вложить в юные души тот великий образ неотмирной красоты, который согревал христиан на протяжении веков и помогал им обретать внутренний стержень, который обусловил духовную высоту христианской жизни как в Византии, так и на Святой Руси.
Тридцать лет – большой срок. Что вместил он в себя? «Хор вырос в большую Церковно-певческую школу во имя преподобного Иоанна Дамаскина и стал ее частью. В школе обучается около двухсот человек дошкольного (с 4-х лет), школьного и студенческого возраста». Что стоит за этими сухими строками? Одно дело, когда специалист, работая на «государевой» службе, имеет возможность пользоваться и господдержкой, и материальными ресурсами учреждения культуры и другое, когда один человек создает с нуля коллектив и занимается всеми вопросами и педагогического процесса, и воспитательной работы. Очень обширна и концертная деятельность хора. Ведь за 30 лет своего существования он побывал с гастролями во многих странах Европы, постсоветского пространства и во многих городах и святых местах России, на Святой Земле, на Синае. А это тоже заботы. И я просто не перестаю удивляться, как у одного человека хватает сил на все это…
Творческая деятельность И. В. Болдышевой теснейшим образом связана с ее хором. «Почти все, исполняемое хором – исполнено им впервые и является плодом ее трудов. Это и расшифровки древнерусских знаменных песнопений, и распетые в знаменной традиции новые богослужебные тексты, и переложения для церковнославянского языка песнопений византийской традиции, и собственные хоровые композиции – духовные песни на стихи выдающихся русских поэтов – Алексея Хомякова, Великого князя Константина Романова, Сергея Бехтеева, Александра Солодовникова, нашего современника – священника Андрея Логвинова и других. Часть из них вошла в 15 аудиоальбомов, выпущенных хором. Отзывы музыкантов – профессионалов свидетельствуют, что жанр духовной песни поднят Ириной Болдышевой на академическую высоту. Также выпущены в свет 15 нотных изданий с распетыми Ириной Болдышевой для церковнославянского языка византийскими песнопениями и ее авторской хоровой музыкой. В их числе впервые изданные в России ноты Божественной литургии византийской традиции».
В нашей стране существует множество хоров при ДМШ и других учреждениях культуры, быть может и более профессиональных. Но, я никогда не слышал среди них коллектива, обладающего такой цельностью и осознанностью исполнения, такой теплотой и ясностью тона и таким индивидуальным-узнаваемым творческим лицом. Все это мы можем ощутить с вами, прослушав 1-ю и 3-ю песнь из Канона Пресвятой Богородице.

Песня… сколько чувств и чаяний высказано в ней за все время человеческого бытия? Сколько скорби и радости вместила она в себя?Скольких людей поддержала она в трудную минуту и дала им возможность обрести силу, надежду и терпение. В них (песнях), многовековая народная мудрость и актуальность сиюминутного, неохватность просторов и неповторимый вкус «малой» родины, соборное чувство и бесконечное одиночество пути. Иные современные песни блеснут как бабочки-однодневки и забудутся, оставив после себя лишь мимолётное неоформленное впечатление или не оставят ничего. Иные – оставив глубокий след, «потеряют» авторскую принадлежность и останутся в людской памяти как народные.
Популярность в православной среде песен духовного содержания обусловлена многими факторами. Главным из которых, на мой взгляд, является потребность человека найти на уровне глубокого чувства подтверждение своим чаяниям и устремлениям. Истоки ее лежат в традиции пения духовных стихов, протяжных лирических песен, популярных городских романсов. Особая роль здесь отводится многовековой традиции бытования Духовных стихов, впитавших в себя аскетический опыт, выраженный прежде всего в напеве и, помогавших человеку упорядочить свое внутреннее бытие. Песенное творчество И. В. Болдышевой впитало в себя и строгость церковного распева, и теплоту русской песни и размеренность духовного стиха.
Но в начале нам особо стоит остановиться на влиянии Богослужебно-певческой традиции. В аннотациях к записям хора автор называет свои песни хоровыми композициями и это вполне оправдано, так как во многих песнях использованы различные выразительные средства для создания цельного образа. Элементы Богослужебно-певческой традиции, как в виде мелодических попевок и построений, так и исон (выдержанный голос в нижнем регистре), активно используются композитором. Эти элементы являются и символом духовного делания, и стремления к внутренней чистоте.
Из целого ряда песен одну хочу выделить особо: это «Ночь на ПАСХУ» (слова прот. А. Логвинова). Стихам прот. Андрея свойственны духовная стройность, красота слога и внутренняя теплота. Чего стоит только первая фраза: «Ночь на Пасху расшивает златом Чёрный бархат постовой души…» В этом стихотворении заключен весь внутренний смысл Великого поста.
Две строфы этого стихотворения И. В. Болдышева как бы размыкает через использование византийского 4-го плагального (8-го) гласа, погружая текст из привычного строфического ритма в ритм вечного бытия.
В своем докладе, прочитанном на 2-м международном съезде регентов в Москве 25.10.2019 года, она говорит: «Словесность есть высочайший дар Бога человеку, созданному по образу и подобию Божию. Словесные способности человека проявляются во взаимосвязи мышления и речи. Слово есть носитель смыслов (понятий и символов). Его изначальная сущность Божественна». И это не просто слова, написанные к выступлению, это – образ внутренней глубинной работы, естественно отражающийся и в творчестве. Это прямо соотносится с обращением к данному произведению.
Еще раз процитирую доклад: «При этом, чем сложнее текст, тем больше времени дается распевом на его восприятие и осмысление. Время дается и для безмолвного предстояния души пред Создателем, которое для очистившихся и освятившихся может быть наполнено созерцанием. Это выражается в системе тропосов и ипостасей в византийской традиции и системой лиц и фит в древнерусской. Причем, разные фиты знаменного распева включает от 9 до 90 нот». Исходя из этого принципа композитор распевает наиболее значимые слова (Пасха, сестра, брат, сердце), акцентируя наше внимание на них. Кроме того, используя динамический контраст, автор выделяет две короткие фразы: «…лиловый бархат постовой души» и «…вычещен из сердца старый хлам». Подобное выделение (фразы поются тише, нежели весь остальной текст), обращает наш внутренний взор к тому пути, которым христианин должен следовать во время поста.
Этот подход (использование богослужебного гласа) в работе с поэтическим текстом по сути являет нам не песню, но ПЕСНОПЕНИЕ, несущее в себе истинно духовную цельность и теплую поэтику южной пасхальной ночи. Это, на мой взгляд, единственный пример подобного обращения с поэтическоим текстом в композиторском творчестве.
НОЧЬ НА ПАСХУ
Ночь на Пасху расшивает златом
Чёрный бархат постовой души:
«Становись для всех сестрой и братом,
Будь свечой любви и не греши!»
В ночь на Пасху смолкнут все рыданья.
Вычищен из сердца старый хлам.
Дрогнув, потрясённо мирозданье
Загудит вослед колоколам:
Αληθος ανεστη (Воистинну воскресе)…

Хор – это единый, цельный организм, чутко реагирующий на всякое изменение внутренней атмосферы в коллективе. Руководство самодеятельным хором связано с большим количеством сложностей. Это и планирование учебного и репетиционного процесса, и несовпадение ритма жизни хористов, и многое многое другое. Главная же забота как раз и заключается в создании и сохранении через христианское воспитание атмосферы творчества и любви. Именно это является залогом обретения хором своего неповторимого исполнительского стиля и цельного образа. И ныне можно с уверенностью говорить о существовании именно такого стиля и образа.
Отслеживая исполнительскую деятельность хора имени прп. Иоанна Дамаскина по пению за Богослужениями, концертам и звукозаписям, сразу обращаешь внимание на то, что найденный изначально стиль и образ остаются неизменными (я в свое время был поражен идентичностью звучания хора как на концертах, так и в записи). Обращает на себя внимание и то, что коллектив, поющий почти всегда без инструментального сопровождения, всегда сразу входит в образ и живет в нем. При этом стоит учитывать, что в большинстве песен И. В. Болдышевой, как и в богослужебных песнопениях, отсутствует вступление, т.е. настройка на данный образ. Все это свидетельствует как о мастерстве хора, так и его руководителя.
Ничего этого бы не было, если бы не стержень всего процесса – духовная жизнь в пространстве храма. И поэтому вполне искренне воспринимаешь слова руководителя хора: «Хочется тепло поблагодарить священнослужителей и сотрудников Владимирского собора, благодаря которым храм стал для певчих поистине родным. Всех тех людей, чья добрая поддержка помогла хору расправить крылья». О единении хора со своим храмом свидетельствует и почти ежедневное пение за Богослужениями старших его певчих в период самоизоляции, а это более двух месяцев…
О глубокой связи песенного творчества И. В. Болдышевой с древним Богослужебным пением также свидетельствует созданная ею в 2006-м году «Молитва благодатному покровителю русского народа св. великомученнику и победоносцу Георгию», исполненная истинно христианской силы и радости. Об авторе поэтического текста Льве Катанском известно очень немногое. В частности известно, что в период создания текста (1906 г.) он принимал активное участие в зарождении Союза Русского Народа, который был создан при активном содействии и по благословению св. прав. Иоанна Кронштадского. Этот текст-молитву члены Союза считали своим неофициальным гимном. Композитора же он привлек своей актуальностью.
Вспоминая об обстоятельствах, сопутствующих появлению песни, автор говорит: «Наш хор удостоился петь Божественную литургию у мощей св. Георгия Победоносца в Лидде на Святой Земле. Не раз случалось, что святые, для которых потрудишься в пении, потом таинственно приводят к себе… А первое исполнение песни было в древнем монастыре святого Георгия у мыса Фиолент близ Севастополя. Это святое место посещал Государь Николай ll. Сохранилось воспоминание о том, как с гор спустились тогда два схимника отшельника, духом узнавшие о посещении обители Царем, и упали ему в ноги…
Дети, юноши и девушки стали на колени перед алтарем тёмного пещерного храма и перед мерцающими в тишине лампадами запели эту песнь… Это была подлинная молитва. Это забыть невозможно…»
Для того, чтобы в большей степени подчеркнуть актуальность поэтических текстов, композитор, если это необходимо, их редактирует. Это позволяет острее прочувствовать значимость их содержания в наше время (в этом можно убедиться, если найти исходный текст).
Строение строфы, позволяющее «чеканить» смыслы, выделяя ударное слово, квартовые интонации, употребляемые в начале строфы и в завершающей ее строке, ритмическая упругость мелодии и мужественные ходы исона (нижнего голоса) создают пространство радостного моления, обращенного к Святому. Смирением и силой, обретаемыми человеком прежде всего через соборную молитву в Церкви, дышит это песнопение. Красота его цельности, достигаемая через стилизацию Византийского пения, наполняет нас Верой, Надеждой и Любовью.

Молитва благодатному покровителю русского народа св. великомученнику и победоносцу Георгию.

Великий Георгий, Предстатель небесный,
Целитель всех нужд, и печалей, и ран!
Ты – Русской Державы Защитник чудесный,
Ты – слава героев и вождь христиан.

Твое, Божий Воин, прославлено имя
Величьем страданий во имя Христа;
Своею любовью, делами своими
Ты всех покоряешь святыне Креста.

Услышь нас, молящихся, грешных собратий,
Гонимых, позоримых русских людей,
Разрушь злой совет инородческих ратей,
Избавь нас от вражьих лукавых сетей.

Видна Тебе лютая наша тревога,
Ты знаешь, что многих корысть увлекла
И многие наши забыли про Бога
И стали рабами кромешного зла.

Рассей, о Георгий, соблазны измены,
Взыщи обезумевших блудных сынов
И к нам возврати их из вражьего плена,
Спаси, вразуми их, о Воин Христов!

Мы молим Тебя на коленях, рыдая –
Явись, Благодатный Герой, с небеси
С князем Александром, с Царем Николаем
И вновь умири всяк язык на Руси!

О сжалься, Георгий, над Русской Державой
И прежнюю силу подай Ты ей вновь,
И снова затепли с немеркнущей славой
В сердцах наших веру, надежду, любовь!

Тематика песен И. В. Болдышевой очень разнообразна, но основа ее ― любовь к Богу, родине и православное бытие человека. А если вглядимся более тщательно в галерею их, то соприкоснёмся с образами святых подвижников: Александра Невского, Сергия Радонежского, Ксении Петербургской, Иоанна Кронштадтского, Царственных мучеников и сонма новомучеников и исповедников. Мы ощутим тяжесть и красоту благодатного пути, и чистоту человеческой души, жаждущей Бога, и красоту родных просторов, воспринятую духовными очами.

Но есть песни, в которых все эти образы собраны воедино. К таким относится и приводимая мною ныне «Царская Россия», написанная композитором в 2006-м году на стихи выдающегося поэта-эмигранта С. Бехтеева. Небольшое изменение в тексте, сделанное И. В. Болдышевой (вместо «Без конца и края большака дорога», слышим «Без конца, без края дальняя дорога»), акцентирует наше внимание на нескончаемости пути к Богу и постижении самого себя. Содержание этого стихотворения отражает ту повседневную обыденность жизни, через которую происходит возрастание страны и населяющих ее людей. Молитва и труд, любовь к Богу и ближнему, гордость за страну и готовность встать на ее защиту ― это то, что составляет основу такого ныне затертого понятия как патриотизм.

Говоря о мастерстве хора и его руководителя, нельзя пройти мимо такого их исполнительского качества, как умение работать со словом. Проявление смыслов, заложенных в тексте, происходит через точно выверенное использование различных приемов, будь то агогика, динамический контраст или различные качества произнесения слова при исполнении произведения. Агогика (от греч. ἀγωγή — увод, унесение) — небольшие отклонения от темпа (замедления или ускорения), не обозначаемые в нотах и обусловливающие выразительность музыкального исполнения. Совершенство использумых хором исполнительских средств часто позволяет нам говорить о таком явлении, как прикосновение к слову (в данной песне это можно прочувствовать при произнесении слов «Это Русь Святая», произнесенных с твердостью, но без излишней аффектации, или на словах о Любви и Матери, произнесенных с нежной затаенностью). О подобном использовании исполнительских приемов я еще буду говорить и в дальнейшем.

Главной же особенностью этой песни является то, что в ней применен 6-й стихирный глас обиходного напева. Усложненная мелодия и некоторые гармонические изменения, привнесенные автором, позволяют воспринимать это построение музыкальной строфы в контексте песенной традиции. А разность замедлений в конце каждой строфы помогает восприятию ее смыслов.
Обиходный напев и обыденная жизнь (обиход – привычный, установившийся уклад жизни, какой-нибудь деятельности, работы и т.п.) ― это символы порядка во внутреннем и внешнем бытии человека и композитор через обращение к православной певческой традиции позволяет нам почувствовать благодатность этого бытия. Простота напева, строгость и в то же время проникновенность исполнения, являют нам удивительный образец цельности русской души и ее бытия. Это еще один пример, характеризующий связь церкви, человека и истинного творчества, укорененного в вере.

Царская Россія
Царская Россия: — кротость и смиренье,
У икон столетних жаркие молитвы,
Жажда покаянья, сладость всепрощенья,
Жертвенная доблесть безкорыстной битвы…

Царская Россия: — говор колокольный,
Средь боров дремучих древних келий срубы,
Радость и веселье встречи хлебосольной,
О любви заветной шепчущие губы…

Царская Россия: — общий труд и служба,
Твёрдая охрана мира и порядка,
Всех её сословий и народов дружба,
Вековой избыток щедрого достатка…

Царская Россия: — это быт былинный,
Это лад семейный, это строй свободный,
Наш язык могучий, наш уклад старинный,
Удаль и отвага пляски хороводной.

Царская Россия: — вера в подвиг ратный,
В торжество и славу мудрого правленья,
Небом данный свыше жребий благодатный
Родине великой честного служенья…

Царская Россия: — помощь нищей братьи,
Смелая защита от чужой угрозы,
Матери счастливой нежное объятье,
Доброю рукою вытертые слёзы…

Царская Россия: — наша песнь родная,
Без конца, без края дальняя дорога,
Царская Россия: — это Русь Святая,
Та, что ищет правду, та, что верит в Бога!

(111)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *