Таинство Венчания

В разрешенные периоды года совершается в понедельник, среду, пятницу, воскресенье в 11-30, 12-30, 13-30, 14-30, 15.30 и 16.30
(в воскресенье – с 13.30)

Дорогие братья и сестры!

Для желающих принять таинство Венчания в нашем Соборе проводятся подготовительные беседы:

1 декабря, суббота, в 14-00 (встречу проводит приходской катехизатор Козырев Федор Николаевич);

8 декабря, суббота, в 14-00 (встречу проводит приходской катехизатор Козырев Федор Николаевич);

15 декабря, суббота, в 14-00 (встречу проводит приходской катехизатор Козырев Федор Николаевич);

22 декабря, суббота, в 14-00 (встречу проводит приходской катехизатор Козырев Федор Николаевич);

29 декабря, суббота, в 14-00 (встречу проводит приходской катехизатор Козырев Федор Николаевич).

О браке

Супружеские отношения и брачный союз по самому существу своему представляют таинство. И по сокрытости своей от посторонних глаз, и по чрезвычайной личностной значимости, охватывающей все аспекты существования человека, и потому, наконец, что они связаны с первой заповедью, данной Богом человеку в раю: «И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь и наполняйте землю и обладайте ею» (Бт.1.28). Поэтому так сильно стремление человека образовать семью. В этом стремлении, в природной тяге мужчины к женщине, а женщины к мужчине присутствует воспоминание о рае, горит надежда возвращения к той полноте жизни, для которой создан был человек.

Потому так торжественна церковная служба венчания. Канонически главные моменты этой службы – обручение кольцами, одевание венцов, обхождение вокруг аналоя. Но на Руси обряд наполнился другими, пусть и не столь обязательными, но глубокими по смыслу и выразительности деталями. Молодые, приступая к венчанию, встают на белый плат, который символизирует белизной своей чистоту, возвышенность и неизведанность того состояния полноценного брачного союза, в который они собираются вступить. Открывается новая, белая страница их жизни. Они стоят, как на облаке, пока священник возглашает: «Благословенно Царство Отца и Сына и Святого Духа, ныне и присно, и во веки веков!». Этим возгласом уже начиналась другая служба, тоже ставшая для них началом новой жизни – служба крещения. Но тогда они вступали в Церковь поодиночке, а теперь – как чета, в полноте человеческой природы, ибо сотворил Бог человека: «мужчину и женщину сотворил их» (Бт.1.27).

Одевая венцы на жениха и невесту, священник молится: «Господи Боже наш, славою и честью венчай их!» С этого момента они супруги, полноправные хозяева своего дома, своего райского сада, в котором, по Божией милости, могут зазвучать вскоре детские голоса, а если даже и нет, в котором не должны переводиться любовь, гостеприимство и обилие духовных даров. На Руси этому священническому благословению предшествовало благословение родительское. Родители вручали своим чадам иконы: сыну – икону Спасителя, дочери – икону Богородицы. С этого времени они считались свободными от родительской опеки и начинали обустраивать самостоятельный быт. И сейчас две иконы освящаются в алтаре и подаются по окончании службы брачующимся во освящение венчальною славою их дома.

Многие проповедники и богословы обращали внимание на сходство чинопоследования венчания и литургии. И там, и здесь одинаковый вступительный возглас, чтения Апостола и Евангелия, предваряющие кульминацию службы. В древнем чине даже использовалось евхаристическое вино для причастия супругов, заменяемое сегодня простым церковным вином, которое молодые совместно испивают из одной чаши. И это неслучайное сходство долженствует напомнить одну старую православную формулу, согласно которой семья называется малой Церковью. Тело состоит из клеток, и Церковь как тело Христово принимает в чине венчания в себя новую клетку, несоразмерную ей по величине, но органически сродную ей по субстанции, ее образующей. Эта субстанция – любовь. Апостол Павел, отрывок из послания которого к Ефесянам читается во время службы, говорит об этом сродстве, что «тайна сия велика» (Еф.5.32), но приоткрывает ее завесу. Он указывает на пророческие слова Адама о соединении с женою своей «в одну плоть» (Бт.2.24) как на пророчестве о природе союза Христа и Церкви.

Плотской аспект брачной любви подвергался в разные века и поношениям, и отвержению, и насмешкам. Гностики и монтанисты, манихеи, альбигойцы на Западе и русские скопцы – трудно перечислить все секты, которые на протяжении истории христианства гнушались браком. Сегодня Церковь сталкивается с новым, более тонким, но и более опасным искушением представить брак как союз двух личностей, не связанный с половой принадлежностью. Известный православный богослов Сергий Булгаков назвал это движение половым нигилизмом. Прячась за гуманными лозунгами, этот род нигилизма способен отравить взаимоотношения мужчин и женщин, а с тем вместе и источники жизни. И поэтому сегодня, вступая в брак, молодые люди должны особенно обращать внимание на то, что Церковь освящает и благословляет их отношения в полноте, включающей и духовную общность, и душевную близость, и физическое половое соитие. Именно последним брак отличается от других форм человеческого союза, и благословение его Церковью свидетельствует о том, что в Церкви нет места спиритуализму и другим учениям, принижающим человеческое тело и ассоциирующим его с грехом. Тело человеческое, отмечено, конечно, печатью греха, но оно призвано к преображению в благодати Христовой, и это преображение не есть развоплощение, или платоническое «освобождение от плоти», и ничего общего не имеет с ним. Да, апостол предупредил желающих вступить в брак, что они «будут иметь скорби по плоти» (1 Кор.7.28), но и Христос говорил о скорби, которую терпит женщина в родах. За этой скорбью, по словам Христа, следует радость, в которой забываются перенесенные страдания (Ин.16.21). Таким и призван быть брак – уникальный союз, вмещающий в себя и телесное, и духовное, и сплавляющий воедино милосердное (агапическое) и страстное (эротическое) начала любви.

Венцы – не только символ славы и власти. В церковном венчании присутствует воспоминание и о терновом венце. Недаром в молитвословиях на венчания вспоминаются мученики и призываются во свидетели свершающегося таинства. Близкие люди не могут не наносить друг другу порой страдания и боль. Но за этой болью, как и в родах, должна следовать радость. Об этой радости напоминает нам еще одно место в чинопоследовании венчания: евангельское чтение о чуде в Кане Галилейской. Христос по просьбе Богородицы претворил воду в вино. Казалось бы, для чего было совершать это чудо и для чего напоминать о нем при венчании? Без вина можно прожить, хотя и без брака тоже. Но мир был сотворен по избытку божественной любви. И человек, как подобие Божие, тоже стремится к избытку. Потому и Христос пришел не для того, чтобы мы кое-как прожили свою жизнь, а «чтобы имели жизнь и имели с избытком» (Ин.10.10). В половой любви есть избыточность. Это и избыточность чувств, и избыточность самоотдачи вплоть до самозабвенья. Поэт и философ Владимир Соловьев утверждал, что на свете есть только одна сила, способная «изнутри, в корне, подорвать эгоизм», и это половая любовь. В браке половая любовь насыщается деятельным участием в жизни любимого человека, опытом верности и прощения, возрастающей способностью исполнить закон Христов, который состоит в несении тягот ближнего и собственного креста. С тем вместе брак становится предвкушением Небесного Царства.

Козырев Федор Николаевич

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *