Календарь на каждый день

Вознесение Господне (Деян 1:6-11). После небольшого вступления (стт. 1-5) св. Лука говорит об этом событии и о том, что предшествовало ему. Господь выводит учеников за пределы Иерусалима и направляется с ними на гору Елеонскую. Почему именно это место было избрано Господом для Вознесения? Свят. Филарет (Дроздов) приводит тому целый ряд причин: 1) это место было одним из избранных во дни земного служения Господа, которое Он освятил Своим многократным пребыванием там и молением; 2) здесь начались Его спасительные для нас страдания. Скорбь душевная и многотрудная молитва, простиравшаяся до кровавого пота, по словам святителя, были равны смертным мукам, которые испытывал Христос на Кресте; 3) Елеонская гора, таким образом, была свидетельницей величайшего самоуничижения Спасителя, но - в Его Вознесении - и Его величайшего прославления. «Обратив место начавшихся страданий в место совершившегося прославления - пишет свят. Филарет - Он этим ознаменовал то, что Его страдания и прославление составляют один стройный состав спасительного для нас домостроительства Божия, одну златую цепь, выработанную в горниле премудрости Божией, для вовлечения на небо отпавшего от рая человечества».

Выйдя через одни из восточных ворот города, Христос с учениками спустился в долину Иосафатову. Пройдя мимо Гефсиманского сада, находившегося на западном склоне Елеонской горы, они стали подниматься на ее вершину. В 12-м стихе Дееписатель сделает пояснение географического характера: гора находилась на расстоянии субботнего пути от Иерусалима. По учению раввинов, в субботу разрешалось пройти не более 2000 шагов (ок. 900 м): таково было расстояние во время странствования евреев по пустыне от крайних палаток их лагеря до скинии. Это уточнение Луки интересно тем, что указывает на неиудейское происхождение адресата своей книги: местность Иерусалима Феофилу была незнакома.

Собравшись вместе в этот трогательный час прощания и не совсем еще понимая цели служения Иисуса Христа, они задают Ему вопрос: «не в сие ли время, Господи, восстановляешь Ты царство Израилю?» (Деян 1:6). По мнению прот. Д. Боголюбова, этот вопрос указывал на духовную беспомощность и полную неподготовленность к евангельскому благовестию учеников Спасителя. «Несмотря на крестную смерть Христа, они еще ждали, что Христос на земле откроет царство Израилю и они в нем займут видное положение». Следует отметить, что Спаситель говорил о Своем втором пришествии еще до Воскресения, но тогда Он сказал Своим ученикам: «О дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы небесные, а только Отец Мой один» (Мф 24:36). Почему же ученики Христовы опять возвращаются к этой теме? Блаж. Феофилакт объясняет это тем, что тогда Господь ответил им так не по незнанию, а для отклонения самого вопроса об этом. Теперь же ученики стараются воздействовать на Него своим количеством и минутой прощания. Но о каком «царстве» здесь идет речь? Вне всякого сомнения, о царстве земном, внешнем. Лопухин А. П. пишет, что за этим понятием у учеников стоят «обычные представления о земном царствовании Мессии», сопровождаемые необходимостью порабощения всех прочих народов и усвоением израильтянами «земного величия, славы и могущества». Еп. Михаил (Лузин) добавляет, что сам по себе этот вопрос свидетельствует об общераспространенности ожидания именно такого, земного, мессианского царства в среде еврейского народа и о его укорененности в умах современников Господа, так что даже «ближайшие ученики, которым Он многократно объяснял тайны царства Своего, не могли оторваться от них». По мнению св. Иоанна Златоуста, ученики Христовы «не совсем ясно понимали, что такое это царство, т.к. не были еще научены Духом». Говоря об их продолжающейся привязанности к чувственным предметам, св. отец отмечает также и перемену, происшедшую в них после воскресения Христа из мертвых: они уже меньше привязаны к земному, их мысли об Учителе стали более возвышенными. «А т.к. они возвысились, то и Он беседует с ними возвышеннее» - заключает св. Иоанн Златоуст. В чем это себя проявило? Обратите внимание на обращение учеников ко Христу - они употребляют титул «Господи»: в ВЗ этот термин относился к Ягве, а в данном случае его использование учениками может указывать на его усваивание Иисусу. Обратите внимание и на ответ Господа ученикам: Он уже не говорит им: «О дне же том или часе никто не знает, ни Ангелы небесные, ни Сын, но только Отец» (Мк 13:32), но отвечает так: «Не ваше дело знать времена или сроки, которые Отец положил в Своей власти» (Деян 1:7). Начало этой фразы - «не ваше дело» - представляет собой несколько грубоватый перевод греческого оригинала.. Как отмечает Лопухин А. П, более точным мысль оригинала передает следующий перевод: «не вам знать» и т.д. При этом ответ Христа указывает не на то, что Ему неизвестны эти времена, а на то, что сам вопрос признан негодным, излишним.

Ответ Христа вскрывает Его планы касательно учеников: быть Христовыми свидетелями, а не возвещать, сколько времени осталось до конца времен. По меткому высказыванию еп. Михаила (Лузина), «апостолы д.б. не столько пророками - предвозвестниками будущего, сколько свидетелями о прошедшем». Поэтому эти слова Спасителя ни в коем случае не унижают апостолов, не умаляют их роль в том деле, ради которого Господь их избрал. Можно сказать больше того: вопрос учеников отклоняется на фоне гораздо более возвышенных истин, которые Господь открыл Своим ученикам за дни Своего земного служения. В их числе св. Иоанн Златоуст упоминает тайну Богосыновства Иисуса Христа, грядущее воскресение из мертвых, вознесение Христово и Его восседание одесную Отца, второе пришествие и суд, роль апостолов в качестве судей 12-ти колен израилевых, отверженность иудеев и вхождение вместо них язычников в Царство Божие. Кроме того, ряд НЗ текстов свидетельствует, что будущее от апостолов полностью скрыто не было. Самый яркий пример: откровение, полученное св. Иоанном Богословом, относительно грядущих судеб мира. Другие примеры: 2П 3:3 - «Прежде всего знайте, что в последние дни явятся наглые ругатели, поступающие по собственным своим похотям»; 1Фесс 5:1-3 - «О временах же и сроках нет нужды писать к вам, братия, ибо сами вы достоверно знаете, что день Господень так придет, как тать ночью. Ибо, когда будут говорить: «мир и безопасность», тогда внезапно постигнет их пагуба»; 2Фесс 2:3-4 - «Да не обольстит вас никто никак: ибо день тот не придет, доколе не придет прежде отступление и не откроется человек греха, сын погибели, противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святынею, так что в храме Божием сядет он, как Бог, выдавая себя за Бога». Обобщая все вышесказанное, можно сделать следующий вывод: 1) апостолам открывались грядущие судьбы мира по мере необходимости и 2) Христос Спаситель сознательно не говорит им о дне и часе второго пришествия, но лишь дает его приметы с тем, «чтобы они постоянно бодрствовали».

Итак, отклоняя вопрос апостолов о конечных сроках, Христос говорит о том, что ждет их в ближайшем будущем: «Но вы примите силу, когда сойдет на вас Дух Святой, и будете Мне свидетелями в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли» (Деян 1:8). Первая половина стиха говорит о скором сошествии, излиянии Св. Духа, без чего невозможно исполнение сказанного Господом во второй части. Фраза «принять силу» в истолковании еп. Михаила (Лузина) указывает на необычайное усиление той силы, какую апостолы в зачатке уже имели в себе. Источником этой силы станет Св. Дух, о даровании Которого апостолам Господь неоднократно говорил прежде (Ин 14:16-17,26; 15:26; 16:7 и дал). Само же понятие силы включает в себя необыкновенные дары Св. Духа, исполнившись которыми апостолы смогут осуществить последнее повеление Христа перед Его вознесением: «будете Мне свидетелями». Это указывает также и на содержание апостольской проповеди: жизнь, учение, дела, страдания, смерть и воскресение Христово, чему очевидцами от начала и до конца были Его ученики.

Место дальнейшего благовестия о Христе Спасителем определяется так: «в Иерусалиме и во всей Иудее и Самарии и даже до края земли» (1:8б). Парийский Л. отмечает, что экзегеты усматривают в этих словах Христа Его указание на порядок осуществления повеления о всемирной проповеди. Основным принципом здесь является близость к мессианским обетованиям: сначала иудеи (Иерусалим + Иудея в целом), затем Самария (занимавшая срединное положение между иудеями и язычниками в этом отношении) и, наконец, язычники - предел миссионерских устремлений апостольской проповеди. Обратите внимание: и раньше Господь посылал Своих учеников на проповедь, но при этом им говорил: «На путь к язычникам не ходите и в город Самарийский не входите, а идите наипаче к погибшим овцам дома Израилева» (Мф 10:5-6); теперь же это ограничение апостольской миссии снимается, а Иерусалим становится лишь ее отправным пунктом. При этом, выражение «до края земли», конечно же, не означает границ земли обетованной, поскольку перед этим перечислены ее составные части: Иудея и Самария, но весь мир в целом (сравни: Мк 16:15 - «Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари»). Трудность поставленной перед апостолами задачи подчеркивает Лопухин А. П: до сих пор Господь обращал Свое слово только к одному народу; ни психологически ни практически Его ученики не были готовы даже к появлению самой мысли о всемирной проповеди; здесь же апостолы впервые слышат ясное повеление о мировой миссии, о необходимости учить все народы.

Наряду с сообщением Деян о Вознесении Господнем («Сказав сие, Он поднялся в глазах их, и облако взяло Его из вида их» - 1:9) мы располагаем еще двумя свидетельствами об этом событии: Мк 16:19 - «И так Господь, после беседования с ними, вознесся на небо и воссел одесную Бога»; Лк 24:51 - «И когда благословлял их, стал отдаляться от них и возноситься на небо». Сопоставив их, мы получаем более полную картину Вознесения Христова; вот ее общий план: прощальная беседа, постепенное отдаление и одновременно с этим благословение Спасителем Своих учеников до тех пор, пока «облако не взяло Его из вида их» (Деян 1:9). Содержание последней беседы с апостолами нам уже известно. Что касается благословения, то по форме оно м.б. обычным иудейским благословением, упоминаемом в Лев 9:22 («И поднял Аарон руки свои, обратившись к народу, и благословил его»); при этом оно могло сопровождаться теми словами, которые есть только в Деян 1:8. С другой стороны, оно служило ясным указанием на то, что это последнее явление и беседа Спасителя со Своими учениками. Толкователи сравнивают в данном случае Христа с отцом, который, не думая скоро возвращаться, благословляет своих детей. Обратите внимание: это благословение не было кратковременным, оно длилось на протяжении всего времени вознесения Христова (в Лк 24:51 не сказано «благословил», но «когда благословлял их»). Не является ли это видимым оформлением слов Христа в Мф 28:20 («И се, Я с вами во все дни до скончания века»)?

Несколько слов о самом образе Вознесения Господня. Еп. Василий (Богдашевский) обращает внимание на то, что по своему внешнему виду оно не сопоставимо ни с чем подобным в ВЗ: оно не сопровождалось появлением огня, его нельзя сравнить со взятием Илии на огненной колеснице на небо; оно совершилось тихо и плавно, сопровождаемое светлым облаком славы Божией. Т.е. все произошло «в полном согласии с характером служения Христа на земле». Кроме того, сопоставляя степень свидетельства учеников в воскресении и вознесении Христовом, св. Иоанн Златоуст говорит: «Они не видели, когда Он воскрес, но видели, когда Он был взят на небо ... Воскресения они видели конец, но не видели начала; а вознесения видели начало, но не видели конца». Т.о. в обоих случаях присутствует тайна, которая предполагает необходимость веры. Следующим объектом внимания святоотеческой мысли была самостоятельность вознесения Христова: Господь вознесся Своей собственной силой. Особо выделяет этот момент св. Григорий Двоеслов: «Спасителю не нужна была колесница, не нужны были ангелы, ибо Творец Своею собственною силою вознесся на небо, потому что Он возвратился туда, откуда сошел; вошел туда, где от века имел пребывание: ибо хотя по человечеству Он возносился, но по Божеству обладал и небом и землей». Ту же идею подчеркивает - по мысли св. Иоанна Златоуста - и облако, взявшее Христа из вида учеников: оно «показывает нам, что Он не был и не мог быть поддерживаем ничем, кроме Своего всемогущества». С другой стороны, присутствие облака в событии Вознесения Христова являлось - по мнению толкователей - знамением особого присутствия Божия, особой Божественной силы. Если брать примеры тому из ВЗ, то это тексты Пс 103:3 (« ... делаешь облака Твоею колесницею») или Ис 19:1 («Вот, Господь восседит на облаке легком»). Что касается НЗ, то вспомним, что именно облако символизировало собою присутствие Бога Отца на горе Преображения (Мф 17:5 пар).

Еще один вопрос, на который часто обращают внимание экзегеты: в каком виде вознесся Господь? Очевидно, что в том, в каком видели Его апостолы после воскресения. Из свидетельства свв. евангелистов известно, что руки и ноги Христа были изъязвлены гвоздями, ребро прободено копьем. Именно в таком виде явился Он Своим ученикам после воскресения и сказал Фоме: «Подай перст свой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в ребра Мои; и не будь неверующим, но верующим» (Ин 20:27). «Язвы на теле Спасителя, которыми мы исцелились (Ис 53:5), составляют и будут составлять для Него величайшую почесть, украшение и славу, как знаки победы над дьяволом, смертью и грехом ... Со знаками Своих крестных страданий Сын Божий явится и в день второго, славного пришествия на землю: «приидет таким же образом» (Деян 1:11).

Последние слова в только что прозвучавшей цитате принадлежат двум мужам, представшим пред апостолами после того, как возносящийся Христос скрылся в облаке небесном. Слово «ангелы» здесь отсутствует, но целый ряд фактов и соображений говорит именно в пользу принадлежности к ангельскому чину этих двух мужей : 1) внезапность их появления (1:10); 2) цвет их одежды. Как известно, белый цвет является символом небесной чистоты и святости; 3) точно также описывает Лука и появление двух мужей перед женами-мироносицами во гробе Господнем (Лк 24:4); 4) Дееписатель не именует явившихся мужей «ангелами» поскольку описывает это событие глазами апостолов. По слову блаж. Феофилакта, «ангелы ... приняли на себя образ мужей, чтобы не устрашить» апостолов. Число ангелов - их было двое - подчеркивает истинность их речи («Двух человек свидетельство истинно» - Ин 8:17; Мф 18:16; 2Кор 13:1; Евр 10:28; Втор 17:6; 19:15), как и само их появление перед апостолами - истинность того, чему свидетелями они только что стали.

Первые слова ангелов, обращенные к апостолам, выстраивают прочную связь с последними словами Господа перед Его вознесением: «Что вы стоите и смотрите на небо?» Это ласковый упрек от небожителей: облако уже давно скрыло Иисуса и поэтому незачем бесцельно созерцать воздушные просторы, нужно приступать к свидетельству о Христе. Кроме напоминания об апостольской миссии небесные вестники возвещают 11-ти о втором пришествии Христа. Вот эти слова: «Сей Иисус, вознесшийся от вас на небо, приидет таким же образом, как вы видели Его восходящим на небо» (1:11). Речь идет о том, что это будет уже не то таинственное духовное пришествие, о котором говорил Господь Своим ученикам в прощальной беседе (Ин 14:3-18), а пришествие во славе, в прославленном теле, на облаках небесных. Второе пришествие Господа является столь же несомненным, как было несомненно Его телесное вознесение.

Последние слова - и одновременно обетование - Спасителя в Мф 28:20 («Я с вами во все дни до скончания века») помогают более правильно осознать значение вознесения Господа на небо. Оно прерывает внешнее общение Христа с учениками, но не прерывает внутреннего: такую форму общения Господь признавал даже лучшей (см. Ин 16:5-7). Вознесение коренным образом изменило возможность доступа людей ко Христу: в случае пребывания Христа на земле и по воскресении все уверовавшие в Него искали бы именно внешнего общения с Ним, как это было и до Его страданий. Как результат этого - Господь был бы доступен лишь небольшому числу людей. После вознесения к Нему может обратиться каждый.

Вознесение Христово знаменует собой окончание земного служения Спасителя, конечной целью которого было соединение земли и неба, обожение человеческого естества. Именно поэтому в кондаке праздника Церковь, веками осмысливая содержание этого события, воспевает: «Еже о нас исполнив смотрение, и яже на земли соединив небесным, вознеслся еси во славе, Христе Боже наш...»

Прот. Георгий Шмид