Календарь на каждый день

Пречистый храм Спасов,
многоценный чертог и Дева,
священное сокровище славы Божия,
днесь вводится в дом Господень, благодать совводящи,
Яже в Дусе Божественном,
Юже воспевают Ангели Божии:
Сия есть селение небесное

(Кондак праздника)

Писание мимотече, и оскуде закон, якоже сень,
и благодати лучи возсияша,
в Храм Божий вшедшей Тебе, Дево Мати чистая,
в нем благословенная

(3-й тропарь 1-го канона VII-й песни)

Нетрудно заметить, что начало церковному году полагает Рождество Пресв. Богородицы (8/21 сентября), а завершает его праздник Успения (15/28 августа). Внутри этих двух границ церковно-богослужебного пространства находится ряд Господских двунадесятых праздников, посвящённых воспоминанию о главнейших событиях Евангельской истории. Существует определённая параллель в устройстве церковного иконостаса, которая по-своему раскрывает внутренний смысл и значение этой характерной особенности православного церковно-богослужебного календаря. Дело в том, что праздничный ряд иконостаса, включавший в себя образы с изображением основных событий земного служения Господа нашего Иисуса Христа, в конце XV в. был расширен за счёт икон, отображавших главные события из жизни Пресв. Богородицы. Теперь такой ряд начинался иконой «Рождество Богоматери», а завершался «Успением Богородицы»! Как и в случае с церковным календарём, такое расположение икон являло зримый образ Божественного домостроительства: будучи обрамлением истории воплощения Иисуса Христа, оно (т.е. расположение икон)(1) подчёркивало исключительное положение Пресв. Богородицы в промысле Божием о спасении человечества.

Той же идее были посвящены все праздники, связанные с главными событиями из Её земной жизни, образующие грани духовного возрастания и прославления Пресв. Богородицы: Рождество (8/21 сентября), Введение (21 ноября/4 декабря), Благовещение (25 марта/ 7 апреля) и Успение (15/28 августа).

Празднуя Рождество, Церковь указывает на особую, предизбранную святость Девы Марии уже в самом рождении, в силу которой оказалось возможным Её дальнейшее развитие к Богоматеринству.

Благовещение есть свершение Богоматеринства.

Свершившееся Богоматеринство предполагает также и прославление Богородицы, которым является Её Успение: «Ангели успение Пречистыя видевше удивишася, како Дева восходит от земли на небо».

Какое же место занимает в этом ряду праздник Введения во храм Пресв. Богородицы? Почему Церковь видит в нём событие, равное по своему внутреннему содержанию с Успением (= прославлением), когда воспевает его в одинаковой словесной форме с последним: «Ангелы вхождение Пречистыя зряще, удивишася, како Дева вниде во Святая Святых…»?

События, связанные с праздником Введения, равно как и с праздниками Рождества и Успения Пресв. Богородицы, не описаны в книгах Свящ. Писания Нового Завета. Канонические Евангелия и Деяния свв. Апостолов сообщают лишь немногие сведения о жизни Богоматери. Впервые на страницах Евангелий имя Марии появляется в связи с изложением обстоятельств, связанных с Рождеством Христовым: это Благовещение (Лк 1:26-38) и связанное с ним Посещение Пресв. Девой Марией Елисаветы (Лк 1:39-56); Открытие Иосифу тайны воплощение Сына Божия (Мф 1:18-25); Рождество Христово (Лк 2:1-20); Принесение Богомладенца в Иерусалимский Храм (Лк 2:21-40); Поклонение волхвов, бегство в Египет, возвращение в Назарет (Мф 2:1-23). Следующее упоминание о Пресв. Деве Марии связано с посещением св. Семейством Иерусалима спустя 12 лет после событий, описанных в Евангелии детства Иисуса Христа: Лк 2:41-52. Начавшееся приблизительно через 18 лет общественное служение Христа Спасителя содержит в себе ещё три эпизода с участием Пресв. Богородицы: согласно свидетельству Ин 2:1-12, Она присутствовала при совершении Христом Спасителем чуда в Кане Галилейской, где ходатайствовала перед Сыном за новобрачных, не имевших вина (Ин 2:1-12); два последующих упоминания носят общий характер (в Мк 3:21; в Мф 12:46 [пар. в Мк 3:31; Лк 8:19]). Наконец, мы видим скорбящую Богородицу стоящей у подножия Креста, где попечение о Ней было поручено Христом Своему любимому ученику Иоанну (Ин 19:25). Последнее упоминание о Матери Иисуса Христа, но уже вместе с Его братьями, не веровавшими в Него до Воскресения (Ин 7:5), приводится на страницах книги Деяний свв. Апостолов (1:12-14) в преддверии Пятидесятницы.

Более определенно и подробно история жизни Пресв. Богородицы изложена в преданиях и апокрифических текстах, среди которых важное, если не первое, место занимает произведение, получившее в научной литературе название «Протоевангелие Иакова»(2) , апокриф(3) II в., созданный, вероятно, в Египте. Он был столь популярен в древности, что положил начало для создания иного анонимного христианского документа IV в. – «Об успении Марии», а в раннем средневековье был переведён на многие языки, в т.ч. на сирийский, коптский, армянский. На Руси этот памятник появился в XII в. и был известен под названием «Иаковлева повесть».

В нем рассказывается история чудесного рождения Марии от неплодных родителей Иоакима и Анны, происходящих из царского рода Давидова; посвящения Её ещё ребенком Богу, введения во Храм и пребывания там до достижения 12-летнего возраста. Далее Протоевангелие повествует об обручении Марии старцу Иосифу, также происходившему из племени Давидова, и их скромной жизни в Назарете.

В более детальном изложении интересующая нас тема выглядит следующим образом. «История Иакова» начинается с описания бедственного положения супружеской четы, праведных Иоакима и Анны: после долгих лет супружеской жизни у них не было детей. Их бесчадие усугублялось двумя обстоятельствами: (а) Оба они принадлежали к царскому роду Давида, откуда – согласно пророчествам – и д.б. произойти Спаситель мира. Ясно, что многие представители этого рода втайне надеялись, что именно в их семье появится долгожданный Спаситель, что каждая мать с трепетом ждала появления ребёнка; (б) Бездетность по тем временам и понятиям считалась грехом и наказанием Божиим. Тем не менее, вся жизнь Иоаким и Анны была образцом любви к Богу и ближнему. Но как ни соблюдали они заповедей, как ни обращали они свои мольбы ко Господу, «поношение бесчадства» тяготело над ними. И вот, однажды, в ответ на одну из пламенных молитв к Богу предстал пред Анной «ангел Господень и сказал: Анна, Господь внял молитве Твоей, ты зачнёшь и родишь, и о потомстве твоём будут говорить во всём мире. И Анна сказала: Жив Господь Бог мой! Если я рожу дитя мужского или женского пола, отдам его в дар Господу моему, и оно будет служить Ему всю свою жизнь» (Иак IV:1-2). Подобный обет не был чем-то редким, исключительным, в ВЗ-е времена. В обширных помещениях, примыкавших извне к стенам Иерусалимского Храма, жили раздельно и давшие обет безбрачия назореи, и вдовы, не пожелавшие вновь выйти замуж (см. Лк 2:36-37), и юные девушки, обучавшиеся здесь с детства Св. Писанию, грамоте, рукоделию.

Описывая младенческие годы новорожденной Марии (с евр. «Госпожа»), «Протоевангелие» подчёркивает Её воспитание в ритуально чистой атмосфере (слова Анны к Марии: «Ты не будешь ходить по этой земле, пока я не введу тебя в храм Господень. И устроили особое место в спальне дочери, и запрещено было туда вносить что-либо нечистое, и призвала (Анна) непорочных дочерей иудейских, чтобы они ухаживали за нею» (Иак VI:2-3)).

Когда Марии исполнилось два года, Иоаким предложил Анне «исполнить обет», на что Анна ответила: «дождёмся третьего года её, чтобы ребёнок не стал искать отца или мать» (Иак VII:2-3). С наступлением третьего года Иоаким повелел «призвать непорочных дочерей иудейских, и пусть они возьмут светильники и будут стоять с зажжёнными (светильниками), чтобы дитя не воротилось назад и чтобы полюбила она в сердце своём храм Господень. И сделали так по дороге к храму» (Иак VII:5-6).

О том, что произошло непосредственно в самом Храме, памятник говорит так: «И священник принял Её и, поцеловав, дал благословение, сказав: Господь возвеличит имя Твоё во всех родах, ибо через Тебя явит Господь в последние дни сынам Израиля искупление. И посадил Её на третьей ступени у жертвенника, и сошла на Неё благодать Господня, и она прыгала от радости, и полюбил Её весь народ Израиля» (Иак VII:7-8).

Средневековые авторы добавили к рассказу «Протоевангелия» одну знаменательную деталь: принимая Дитя, первосвященник ввел Её во Святая Святых храма. Иоаким и Анна поставили Марию на первую ступень лестницы, ведущую в Храм, где Её встретил низким поклоном одетый в богослужебные одежды Ветхозаветный первосвященник (по преданию это был Захария, отец Иоанна Крестителя). Вслед за этим, обычным ритуалом введения в Храм, случится то необыкновенное, таинственное событие, которое произойдёт только с Марией, и отразится, по учению Церкви, на судьбах всего человечества. Неожиданно для всех присутствующих и для себя самого по внушению от Св. Духа первосвященник [Захария] вводит Марию в недоступное никому из простых смертных священное пространство, куда мог входить лишь раз в год только он сам (см. Евр 9:1-7), туда, где во мраке пребывала незримая Слава Господня. Это - символ всего дохристианского Богопознания. Сущий неприступен. Даже пребывая со своим народом, Он скрывает от него Свой лик. Но, вот Младенец, переступивший заветный порог, Сам уготован стать «одушевленным Храмом». Мария предназначена быть Матерью Богочеловека, Который явит миру Лик Вечного и Неприступного.

С этого времени упраздняется сила ВЗ храма, как единственного места встречи человека с Богом. Мария становится Храмом храма и приемлет на себя силу храмового освящения. Значение Храма уже исчерпано, и ему остается быть лишь местом молитвенной встречи до того момента, когда раздерется церковная завеса (Мф 27:51) и упразднена будет ВЗ храмовая святыня.

Обитая в Храме, в нездешнем, Божественном, измерении, пребывая в молитве, питаемая ангельской пищей, Мария будет таинственно освящаться, готовить Свои душу и тело, чтобы Самой стать, с наступлением времён и сроков, вместилищем Бога, Богоматерью, «пречистым храмом Спасовым», в Котором воплотиться, приняв всю полноту человеческого естества, Спаситель мира, Иисус Христос, Который откроет человечеству вход в Царство Небесное.

Введение – праздник зимний, по церковному календарю приходится на седьмой день Рождественского поста, издревле установленных Церковью сорока дней очищения и покаяния перед Рождеством Христовым. Согласно церковному Уставу, за праздничной всенощной впервые в богослужебном году поётся катавасия «Христос раждается …». Словно издалека звучит уже грядущее торжество Рождественской ночи. В этом – суть праздника Введения: это предвестие Божьего благоволения всему человечеству, которое будет явлено в Рождестве Христовом (Лк 2:14).

(1) Здесь и далее – курсив мой (Г.Ш.).

(2) Уже ОРИГЕН (185-254) знал этот текст под названием История Иакова о рождении Марии или Книга Иакова (см. его Com. in Matth. X.17). Название, присвоенное ему в научной литературе [«Протоевангелие Иакова»] отмечает значение его содержания, т.к. ставит в прямую связь с «протоевангелием», первым упоминанием о Спасителе, изреченным Творцом в раю Адаму и Еве (Быт 1:15): с рождеством Пресв. Девы Марии начался обратный отсчёт для времени «семени жены», которое поразит семя змея «в голову» (там же). Отсюда – основание для параллели: Мария = Вторая Ева (имеется ввиду противопоставление непослушания Евы покорности воле Божией Марии). Кроме того, это первый по времени памятник, свидетельствующий о вере в приснодевство Богоматери.

(3) Термин «апокриф» образован от греч. ajpoekrufo" («тайный», «подложный», сокрытый»). Своим появлением он обязан ИРИНЕЮ ЛИОНСКОМУ (ок. 130-200). В своём основном сочинении «Против ересей» он первый поставил вопрос о подлинных и подложных писаниях, выдвинув при этом в качестве единственно истинных четыре наших канонических Евангелия. Употреблённый им термин впоследствии был распространён на все непризнанные Церковью книги христианского происхождения. Поскольку сам ИРИНЕЙ вёл борьбу с последователями секты Маркиона и гностиками, то и появление этого понятия было тесно связано, в основном, с религиозно-философским течением гностицизма. Представители последнего утверждали, что в дополнение к имеющимся и используемым книгам Церкви в их распоряжении имеются тайные книги учения Иисуса Христа и Его Апостолов. Это первая из основных причин появления апокрифов. Вторая – в стремлении восполнить те пробелы, чаще всего биографического характера, которые имеются в наших Евангелиях касательно данных жизни Пресв. Богородицы и Самого Иисуса Христа. Третья – в стремлении распространить своё лжеучение, почему для придачи большей достоверности и авторитетности их издавали под именами кого-либо из Двенадцати Апостолов и т.д.

Прот. Георгий Шмид